Села уже нет, но память о нем жива…

1368781382_starye-kukoneshtyСтарые Куконешты — село в составе коммуны Новые Куконешты Единецкого района. В 1971 году население Куконешт составляло 1089 человек. Сегодня в селе Старые Куконешты остались лишь два полуразрушенных дома. Более половины жителей села были переселены в соседнее село Новые Куконешты, остальные – разъехались кто куда. Лишь один Пантелей Парий не покинул дома своего, и долгие годы оставался единственным жителем села, где и упокоился в полном одиночестве.

Началось все в 1972-76 годах, когда на севере Молдовы развернулись работы, связанные со строительством оросительных систем в Единецком и Рышканском районах. Основным объектом стало сооружение гидроузла Костешты-Стынка. Огромное водохранилище между обоими берегами Прута было сооружено с целью «напоить» водой сельскохозяйственные массивы северной зоны нашей республики и соседней Румынии, которая также участвовала в этой стройке. Костештское водохранилище второе по величине после Дубэсарского. Начальная его часть пролегает по руслу р. Чугур, а после ее слияния с Прутом продолжается вдоль его русла. Работы проходили в окрестностях сел Костешты, Старые Куконешты, Корпач, Ханкауцы и ряда других. Как обычно бывает во время строительства такого рода, с малым не считаются во имя большего, и руководители страны приняли решение пожертвовать несколькими селами, предприняв целую кампанию по переселению. Облюбованные же людьми и приспособленные для жизни места по окончании всех работ затопили. В зону затопления попали памятники археологии, пастбища, жилые и хозяйственные постройки, и многое другое. Государство, конечно, оплачивало переселение, в том числе перенос некоторых жилых и хозяйственных построек. Однако, не все можно решить только росчерком пера… Проблемы то и дело возникали, и одна из них: как быть с мертвыми? Согласно плану, старые кладбища почти всех затопляемых сел также уходили под воду. Сельсоветы желающим выделяли деньги и людей на эксгумацию и перезахоронение. Однако, понятно, что всех мертвых «поднять» из земли было невозможно, и посему кладбища с оказались под водой.

И вот 14 мая на берегу Костештского водохранилища, на месте бывшего села Старые Куконешты, прошла церемония поминовения усопших. В этот день, в день Радуницы – Пасхи усопших, на месте уже несуществующего села собрались священнослужители, жители села Новые Куконешты и других окрестных сел.
У большого креста, установленного на очищенной от крапивы и поросли кустарников территории, собрались все, кто пришел почтить память родственников и соотечественников. Напротив креста установили несколько больших столов, на которых местными жителями были выложены всевозможные пасхальные угощения и куличи.
Как нам удалось узнать, большой, украшенный цветами крест установлен на том же месте, где стоял в лучшие времена центральный кладбищенский крест.
После того, как на месте старого захоронения прозвучали традиционные молитвы об упокоении душ и ритуальные пасхальные песнопения, у памятного креста выступили Наталья Война – директор гимназии, учитель истории (села Новые Куконешты), посвятившая многие годы изучению истории сел Старые и Новые Куконешты, Анастасия Кулюк, в прошлом – учительница молдавского языка и литературы школы села Старые Куконешты, и некоторые другие, пришедшие почтить память умерших.
Трогательно в этот день прозвучали слова учащихся гимназии, подготовивших к торжественному дню литературно-музыкальную композицию.
Расспрашивая присутствующих, мы узнали, что инициатива расчистки и обустройства места старой кладбищенской территории принадлежит уроженцу этого села Ивану Семеновичу Бортэ. Вот уже третий год, практически своими силами, он убирает территорию, выкашивает траву, режет кустарник. Более того – почти в одиночку Иван Семенович сделал из металла большой крест, выложил из камня площадку и бортики у креста. Нужно сказать, что Иван Семенович воспитал двух сыновей, Андрея и Михаила, которые в этот день так же пришли поддержать отца в его деяниях и начинаниях. Сын Михаил Бортэ, служитель Стретенской Церкви Государственного университета (г.Кишинев), помогал батюшке Владимиру и другим священникам править службу по усопшим. Он и рассказал нам о том, что в селе, несмотря на то, что люди давно покинули его, тем не менее, живет душа народа и благодать Господня. «Иначе как объяснить, что в том месте, где прежде стояла церковь, которая при затоплении была разрушена до основания, поныне творится чудо? Посудите сами, именно на том месте, где располагался алтарь, по сей день не растут ни деревья, ни кустарники. Зато по периметру здания, где в прежние времена стояли крепкие каменные стены, выросли высокие деревья, да так, что практически образовали купол. У многих из нас, кто болеет за это место сердцем, есть мечта – привести это место в порядок и поводить богослужение в таком вот поистине природном Храме». В беседе с нашим журналистом Андрей, старший брат Михаила, рассказал, что в самом ближайшем будущем на месте бывшего села Старые Куконешты планируется создание историко-культурного центра, в рамках которого будет отреставрирован колодец, памятник в честь героев Великой Отечественной Войны, будут проведены другие работы. Он и поведал нам о том, что планируется большая совместная работа с культурно-исторической ассоциацией «Noua Galilee» по возрождению этих мест.

По зову сердца из г. Кишинева на Радуницу в родное село приехал Александр Кузор с супругой Лилией:
– Я тут не редкий гость. Это моя Родина, и тут я нахожу все то, что не может дать ни один столичный город. Случается мне тут в уединении жить подолгу. В позапрошлом году, например, здесь, в полном одиночестве, я провел 22 дня. Места здесь очень хорошие. Благодатные. Огромное спасибо Ивану Семеновичу за то благое дело, которое он делает для наших предков, для всех нас, живущих ныне, для тех, кто придет после нас.

Дмитрий и Елена Садовские, супруги, жившие когда-то в селе, вспоминают:
– Мы очень скучаем. И очень жалеем, что нам пришлось отсюда переехать. Не только мы, все, кому пришлось переселиться, очень жалеют о потери этого места. Мы до сих пор часто вспоминаем как тут жили. Жизнь тогда, если вспомнить, разделилась на «до» и «после». Усложнялось все тем, что, согласно планам программы переселения, нам выделили наделы в селах. В основном все переехали в село Новые Куконешты. А в селе земли столько, чтобы всех нас переселить, не было, и поэтому у коренных жителей села Новые Куконешты отрезали под наши дома и хозяйства наделы земли. Теперь-то ничего, пообжились, а тогда столько было злобы, столько недовольства. Словом, хорошо было бы, если бы это место не осталось заброшенным и неухоженным.

Валентин Апостол:
– Если бы вы видели, какое красивое было наше село! Река была красивая, берега хорошие, пологие. А реку я в молодости переплывал запросто вплавь. И все у нас тут было, как у людей – и школа своя, и стадион, и сельсовет, и правление колхоза, и церковь. Тут родились наши близнецы – Дорел и Игорь. Я что хочу сказать, мы ведь тут все дружно жили тогда. Ведь когда нас стали переселять, и помощь нужна была каждой семье, мы ведь все вместе трудились день деньской – месяц за месяцем. Никого в беде не оставили. По 10, по 15 клак приходилось отрабатывать за один день. Сейчас вот смотрю на людей, и сомневаюсь: случись такое, сдюжили бы? Мы все, кто жили тут, очень тоскуем не только по домам, не только по селу, а и по тому времени… Хорошо хоть, проволоку и ограждения сняли, и мы можем хоть изредка приходить сюда, в свое старое село. Пришло время, когда торопиться приходится все реже. Теперь я и дед, и прадед даже. Мы постараемся всем миром хоть сколько-нибудь благоустроить это место, почистить заросли. Будем помогать Ивану Семеновичу Бортэ. Большое он дело делает, важное и нужное.

Тетя Вера, старожил села, рассказала, как проводилась эксгумация:
– Знаете, когда столько проблем навалилось на нас с эти переселением, мы просто не успевали сделать ничего правильно и как положено. Нужно было до холодов и дождей не только посуду и вещи перевезти, но и скот устроить на новом месте, и самим устроиться. Каждый старался ничего не забыть, а вот с мертвыми нашими просто беда была. Одно время помогали на работах по перезахоронению заключенные. Уж не знаю, откуда их привезли, но работали они под конвоем. А потом всем стало понятно, что труд этот большой, тяжелый, и что если ждать очереди, можно и не успеть. Тогда вот наши старики и мужики взялись тоже за дело. Они снимали надгробные камни и памятники, подготавливая место для работы техники. Далее работы проводились при помощи двух бульдозеров. Часто получалось вырыть гроб целым и невредимым, иногда гробы повреждались. Мужчины их складывали рядами на грузовик, мы отмечали, чтобы не перепутать, где чей гроб, и перевозили на новое место. Нам нужно было нанимать людей, чтобы на другом кладбище выкопать новую могилу. Поэтому так и получилось, что тех, кто умер давно, уже не стали тревожить и перезахоранивать. Так и покоятся, сердечные, вот на этом кладбище. Тут же, в ямах, вырытых бульдозерами, и засыпали кресты и могильные камни. С тех пор прошло 39 лет, а сердце все никак не успокоится.

Лола, уроженка села Старые Куконешты, рассказала, что в те времена могил на кладбище было очень много, и всех их перезахоронить не было никакой возможности:
-Тогда умирали от многих недугов. Две мои тети, сестры отца, умерли в один год от воспаления легких. Их мы и перезахоронили. А вот деды, прадеды так и остались на этом кладбище. Правда, уже года 4 вода не поднимается высоко, однако, все равно на сердце неспокойно. Вот поэтому сегодня все мы тут поминаем наших умерших. Мы все, коренные жители села, до сих пор ощущаем душевную боль от потери родной земли и могилок своих родичей.
За то, что вернули нам возможность поклониться земле, упокоившей предков, большое спасибо всем, кто потрудился.

Лада Кравчик

На снимке: момент богослужения у креста, возведенного Иваном Бортэ

http://nordik.info/

Lasă un răspuns

Adresa ta de email nu va fi publicată. Câmpurile obligatorii sunt marcate cu *